ПОДАВЛЕНИЕ РОСТА ГРИБКА TRICHOPHYTON TONSURANS ПРИ ПОМОЩИ ЛАКТОБАКТЕРИЙ РОЙТЕРИ - Kleemed

ПОДАВЛЕНИЕ РОСТА ГРИБКА TRICHOPHYTON TONSURANS ПРИ ПОМОЩИ ЛАКТОБАКТЕРИЙ РОЙТЕРИ

reuten-IMG_0106

*Journal of Applied Microbiology ISSN 1364-5072
J.Guo1, A. Mauch2, S.Galle2, P.Murphy1, E.K. Arendt2, A.Coffey1.
1 Кафедра биологических наук, Коркский технологический институт, Бишопстаун, Корк, Ирландия.
2 Кафедра пищевых наук, пищевых технологий и питания, Национальный университет Ирландии, Корк, Ирландия.

Абстракт

Цель. Идентифицировать антигрибковые свойства лактобактерий  и охарактеризовать их противогрибковую активность к дерматофиту Trichophyton Tonsurans.

Результаты и методы. Было изолировано 165 различных культур лактобактерий и инициально скринировано на антипенициллиновую активность. Пять штаммов, которые продемонстрировали стойкую ингибиционную активность в отношении Penicillium expansum, в дальнейшем были протестированы в отношении Trichophyton tonsurans DSM12285. Выделенные штаммы лактобактерий показали также высокую способность к очищению поверхности агара, на котором произрастал Trichophyton tonsurans. Когда лиофилизированный бесклеточный супернатант из этих штаммов лактобацилл был инкорпорирован в культуру с концентрацией более 1 %, рост грибковых колоний полностью прекратился. При микроскопическом исследовании также наблюдалось блокирование прорастания спор грибка. На ингибиционную активность Lact. Reuteri R2 в отношении Trichophyton tonsurans не оказывало влияние ни нагревающее лечение с использованием проназы Е, ни протеолитическое лечение протеиназой К, что свидетельствовало о том, что действующее вещество Lact. Reuteri R2 не подвержено протеолизу в естественных условиях.

Заключение. 

Было определено, что Lact. Reuteri R2 обладают мощной ингибиционной активностью в отношении дерматофита Trichophyton tonsurans DSM12285.

Важность и потенциальное системное влияние исследования: лактобактерии присутствуют во многих пищевых продуктах и хорошо известны как биоконсерванты. Использование самих бактерий и/или продуктов их жизнедеятельности в близкой перспективе может предложить альтернативные и безопасные направления в борьбе с дерматофитами.

Введение

Грибковая инфекция кожи является общемировой системной проблемой. В настоящее время 20–25 % мировой популяции населения страдает кожными микозами. Микозное поражение является одной из наиболее частых форм   инфекции человека (Yavlickova et al., 2008). Tinea capitis – грибковая инфекция, поражающая волосы и кожу головы. Начиная с 1950 годов прошлого века, Trichophyton tonsurans распространился из Мексики и Карибского бассейна и в настоящее время является наиболее частой причиной грибкового поражения головы в Северной Америке (Shroba et al., 2009) и Великобритании (Fuller, 2009). Trichophyton tonsurans часто нечувствителен к традиционным противогрибковым средствам (Mendez-Tovar et al., 2007; Coelho et al., 2008; Manzano-Gayosso et al., 2008). Используемые в настоящее время противогрибковые средства принадлежат к двум классам: полиеновые и азольные соединения. Полиеновые антимикотики контактируют со стеролами (эргостеролами) мембраны фунгальной клетки, нарушая ее целостность, вследствие чего содержимое клетки вытекает, что приводит к гибели клетки. Клетки животных содержат холестерол вместо эргостерола, поэтому менее чувствительны. Поскольку гидрофобные звенья полиеновых соединений короче, их соединительная способность к стеролу увеличивается. Таким образом, последующее укорочение гидрофобных цепей может приводить к связыванию холестеролов клеточной мембраны животных, способствуя токсичности полиеновых препаратов (Baginski and Chub, 2009).  Азольные антифунгальные средства, в частности имидазольные и триазольные препараты, являются синтетическими веществами, которые блокируют энзим 14α-диметилазу системы цитохрома Р-450 фунгальной клетки. Указанный фермент конвертирует ланостерол в эргостерол и необходим для формирования мембраны фунгальной клетки. Данные медикаменты также блокируют синтез стероидов у человека (Back and Tjia, 1991). К тому же синтетические фунгициды усиливают загрязнение внешней среды в связи с замедленной биодеградацией в естественных условиях внешней среды (Torstensen and Lode, 2001).

Возрастающее публичное внимание к грибковым кожным заболеваниям требует поиска новых безопасных, в том числе и для внешней среды, альтернативных препаратов. За последние годы наблюдается значительное повышение интереса к исследованиям по возможному применению натуральных продуктов, которые могут быть менее токсичны при длительном применении, в том числе и для внешней окружающей среды (Flash et al, 2002; Mimica-Dukic et al., 2003).

Кисломолочные бактерии широко распространены в ферментируемых продуктах питания и хорошо зарекомендовали себя как биоконсерванты. Накоплены огромные знания, касающиеся их антибактериальной активности, особенно о бактериоцинах, которые продуцируют лактобактерии (Cotter et al., 2005; De Vuyst and Lerroy, 2007; Pipper et al., 2009). Однако публикации, содержащие данные, где четко идентифицируются антифунгальные компоненты лактобактерий, ограничены и сфокусированы в подавляющем большинстве на грибковых видах, связанных с продуктами питания, в частности Fusarium, Aspergillus, Penicillium (Magnusson et al., 2003; Strom et al., 2005; Hassan and Bullerman, 2003; Mauch et al., 2010). Были изолированы отдельные продукты жизнедеятельности лактобактерий с низким молекулярным весом, в основном органические кислоты, которые показали способность задерживать или даже приостанавливать рост грибков самостоятельно или в синергизме с другими компонентами (Lavermiccoca et al., 2003; Schnurrer and Magnusson, 2005; Dal Bello et al., 2007; Lind et al., 2007; Ryan et al., 2008).

В данном исследовании использован ресурс 165 различных штаммов лактобактерий (ЛБ), культивированных из закваски, сыра, кишечника свиней, коров, мышей, а также человека. Лактобактерии были скринированы на антифунгальную активность в отношении безопасных, быстрорастущих грибковых культур с целью определения   штаммов, способных ингибировать рост других патогенных грибков, в частности Trichophyton tonsurans.

Материалы и методы

Культивирование и рост кисломолочных бактерий

Культуры бактерий были получены от 48 свиней, 8 коров, 24 человек, 22 мышей, 39 видов закваски, 5 злаковых культур и 20 видов сыра. В качестве сред культивирования использовали селективный MRS агар и Бромокрезол зеленый.

Формирование грибковых культур и споро-мицеллярной суспензии

Для антифунгального скрининга ипользовали штаммы Penicillium expansum LTH. Плесень культивировали на 10 мл картофельно-декстрозного агара при температуре   25°С в течение семи дней (до начала спорообразования).  Споры были собраны способом энергичного встряхивания грибковых колоний в 20 мл раствора Рингера, что позволило получить суспензию грибковых клеток и спор в концентрации 105/мл. Штаммы Trichophyton tonsurans DSM 122885 были получены из Германской коллекции микроорганизмов и клеточных культур, Германия (http://www.dsmz.de). Фунгальные патогены выращивались на декстрозном агаре Сабуро при температуре 30°С в течение 15 дней и в дальнейшем сохранялись при температуре 4°С до момента использования.

Небольшая часть культивационных блюдец, инокулированных спорообразующими колониями, была помещена в 500 мл синтетического питательного бульона (Nirenberg, 1976). Выполнено инкубирование суспензии при температуре 25°С в течение 7–15 дней с целью формирования конидий.

Скрининг противогрибковых лактобактерий

Антифунгальная активность ЛБ в отношении Р. еxpansum протестирована при помощи распыления споро-мицеллярной грибковой суспензии на поверхность чашек петри, содержащих 20 мл MRS агара. После 30 мин бактерии были инокулированы в 2 параллельные линии по 3 см длиной с дистанцией между линиями в 2 см.  Инкубация чашек выполнена в микроаэрофильной среде при температуре 30 и 37°С в течение 48 часов с последующей 48 часовой инкубацией в аеробном состоянии при температуре 25°С для ускорения роста грибка. Противогрибковая активность каждой культуры лактобактерий определялась измерением широты распространения бактериальных полосок.

Антигрибковая активность относительно Trichophyton tonsurans была протестирована методом смешивания 2 мл споро-мицеллярной суспензии модифицированного 18 мл MRS агара. После 30 мин лактобактерии были инокулированы в 2 параллельные линии по 3 см с дистанцией между линиями – 2 см. Блюдца инкубированы в микроаэрофильном состоянии при температуре 30 или 37°С в течение 48 часов c последующей дополнительной инкубацией в аэробном состоянии при 30°С для ускорения роста грибка. Противогрибковая активность каждой культуры ЛБ определялась измерением широты распространения бактериальных полосок. Общий рост грибка сравнивали с контрольными блюдцами.

Колориметрический анализ для определения ротерина

ЛБ, которые показали высокую антигрибковую активность, были исследованы на наличие ротерина (3-гидроксипропиональдегид, 3-ГПА) при помощи колориметрического метода Cohen and Altshuller (1961).

Подготовка порошка супернатанта лиофилизированных кисломолочных бактерий.

 Порошок лиофилизированного бесклеточного супернатанта  из штаммов с наибольшей ингибирующей противогрибковой активностью (sfcP) сравнивали с порошком бесклеточного супернатанта из штаммов с наименьшей ингибирующей активностью ЛБ (sfcN) того же происхождения для определения состава антигрибковых веществ. ЛБ инокулированы  на короткий период в 500 мл модифицированного MRS бульона для достижения инициальной концентрации 104 мл-1.  Бактерии культивировали 5 дней при температуре 37°С. Клетки отделены от супернатанта методом двойного центрифугирования при 3 тыс. оборотов в течение 15 мин. Порошок лиофилизированного mMRS  бульона (sfcС)   был использован в качестве контроля для некоторых сравнений.

Результаты исследования

Изоляция культур  ЛБ от естественной внешней среды

Суммарно 165 различных культур ЛБ были изолированы из закваски, тонкой кишки свиней, коров, человека,  мышей, а также  зерновых культур и сыра. Все изоляты были протестированы на 16sr RNA. Было обнаружено, что наиболее распространенной культурой ЛБ в кишечнике свиней и мышей является Lact. reuteri, в сыре, кишечнике человека и рогатого скота – Lact. сassei, и Lact. аrizonensis – в закваске.

Предварительный скрининг ЛБ на антигрибковую активность

Первичный скрининг всех 165 изолятов ЛБ на антигрибковую активность осуществлялся путем нанесения культур бактерий 2 параллельными полосками на mMRS блюдца, инокулированные споро-мицеллярной суспензией P. Expansum. Антигрибковая активность оценивалась при 30 и 37°С. Инкубирование при 30°С показало более высокую антигрибковую активность ЛБ. При температуре 30°С было ингибировано 16 % грибковых культур, в сравнении с 11 %, инкубированных при 37°С. Около 33 изолятов ЛБ  из всех культур продемонстрировали схожую антигрибковую активность. Только 10 штаммов показали одинаковую активность при двух температурных режимах. Большинство изолятов ЛБ из сыра (40 %), закваски (33 %), человека (26 %) показали более высокую антигрибковую активность в сравнении с другими изолятами – крупы (14–3 %); мыши (0 %); свиньи (14–3 %), рогатый скот (16–7 %).  Количество штаммов ЛБ с антигрибковой активностью варьировало от 21 % у Lact. аrizonensis, 18 % у Lact. cassei до 86 % антифунгальной активности у W.ciвaria. В целом в большинстве случаев антифунгальная активность была слабой.  И только у пяти штаммов наблюдалась значительная зона распространения антигрибкового действия. Эти пять штаммов принадлежали Lact. reuteri R2, Lact. reuteri eelp, Lact.brevis JJ2P, Lact. Сassei R20 и  Lact. Аrizonensis R13.  Выделенные   штаммы с выраженной противогрибковой активностью были в дальнейшем протестированы против Trichophyton tonsurans DSM 122885. Все пять видов ЛБ продемонстрировали блокирующие свойства в отношении роста дерматофита.  Штамм Lact. reuteri R2 был отобран для последующих исследований, поскольку было обнаружено, что данный штамм обладает очень выраженными анти-T.tonsurans свойством при температуре инкубации 30°С, что выражалось величиной зоны отсутствия роста грибка в 10 мм (см. рис. 2). Для контроля использовали культуру Lact. reuteri М13. Для оценки влияния рН среды на рост Trichophyton tonsurans культура грибка выращивалась на CD агаре при показателях рН среды от 2,0 до 9,0. Наибольший размер колоний в 9,0 мм был получен при культивировании грибка при рН 4,0. При рН 3,0 и 3,5 диаметр колоний уменьшился до 5 мм, а при рН ниже 3,0 рост колоний грибка не наблюдался. Данные представлены в таблице 1. Было показано, что уровень рН имеет незначительное влияние на уровень ингибиции грибкового роста, в то время как другие факторы, имеющие отношение к определенным свойствам Lact. reuteri R2, определяли четкое ингибирующее действие в отношении роста грибков. В дополнение также оценивали  кислотопродуцирующую  активность, которая проявлялась в процессе выращивания Lact. reuteri R2 и  Lact. reuteri М13. Было обнаружено, что Lact. reuteri R2 в процессе роста понижают рН среды с 6 до 3,37, в то время как Lact. reuteri М13 понижают рН с 6 до 3,0. Таким образом, кислотопродуцирующая способность обоих штаммов практически одинакова.

Рис. 1. Виды лактобактерий, изолированные из различных естественных сред (зерновые культуры, сыры, закваска, тонкая кишка мышей, свиней, коров, человека).

Таблица 1. Влияние рН на фунгальный рост.  Размер грибковых колоний (мм) после инокуляции Trichophyton tonsurans на mMRS агар в зависимости от градации рН от 2,0 до 9,0.

Колориметрический анализ для определения ройтерина

Ранее было опубликовано, что некоторые виды ЛБ продуцируют антибиотик 3-гидроксипропиональдегид (3-ГПА), который известен как ротерин. Наличие или отсутствие ротерина определяли при помощи колориметрического анализа. В качестве позитивного контроля использовали акролеин в концентрации 0,05, 0,5 и 50 ммоль\л-1 . Оптическая плотность контроля при 605 нм  составила 0,090 (0,5 ммоль\л-1), 0,51 (0,5 ммоль\л-1)   и 0,870 (50 ммоль\л-1) . Все тестируемые штаммы не претерпели никаких колориметрических изменений, указывающих на недостаточность продукции  ротерина при концентрации больше 0,05 ммоль\л-1.

Влияние бактериального супернатанта на  рост мицелл  на поверхности агара

Лиофилизированный бесклеточный супернатант культуры Lact. reuteri R2 в различных концентрациях добавляли к агару с целью оценки их влияния на морфологию колоний  Trichophyton tonsurans. Добавление порошка бесклеточного супернатанта в концентрации, не превышающей 0,5 %, не повлияло на морфологию грибковых колоний, не наблюдалось никаких отличий в сравнении с контрольными блюдцами (колонии 6 см в диаметре).  Уменьшение диаметра колоний до 3 см наблюдались при использовании 1 % порошка   супернатанта. На блюдцах, содержащих 2 % порошка супернатанта, наблюдалось редуцирование колоний грибка с 6 см до 1–5 см в диаметре. Площадь роста колоний грибка значимо уменьшилась в сравнении с лиофилизированным МRS-контрольном бульоне при рН 4 и на контрольных блюдцах.  На блюдцах, в которые добавляли порошок бесклеточного супернатанта из штаммов, выращенных  на модифицированном MRS бульоне (sfcC), разницы в росте грибка  в сравнении с контрольными блюдцами без  дополнительных добавлений не наблюдалось.

Оценка влияния бактериального супернатанта на рост Trichophyton tonsurans  на агаре с использованием анализа микротитровальных пластинок представлена на рисунке 3.

Рис. 3. Произростание Trichophyton tonsurans  на агаре Сабуро, содержащем 20 %, 10 %, 5 %, 2,5 %, 1,25 %, 0 % лиофилизированного бесклеточного супернатанта.

Анализ прорастания конидий

Влияние лиофилизированного бесклеточного супернатанта штаммов Lact. reuteri R2 и лиофилизированного бесклеточного супернатанта штаммов Lact. reuteri М13 на прорастание микроспор Trichophyton tonsurans  протестированно при помощи мониторирования формирования зародышей конидий под одним микроскопом (см. Рис 4.)

Рис. 4. Прорастание микроконидий Trichophyton tonsurans  в: а) декстрозный бульон Сабуро; в) декстрозный бульон Сабуро, содержащий лиофилизированный бесклеточный супернатант  Lact. reuteri R2.

При отсутствии в культивационной среде лиофилизированного бесклеточного супернатанта штаммов Lact. Reuteri максимальный уровень прорастания спор Trichophyton tonsurans, который состави 95 %, был достигнут после 24 часов инкубации. Добавление в агар Сабуро  10 % супернатанта с наиболее выраженными противогрибковыми свойствами (sfcP)  ингибировало прорастание спор в течение 48 часов. Добавление 10 % супернатанта с минимально выраженными антигрибковыми свойствами (sfcN) привело к возобновлению проростання спор через 15 часов, которое   постепенно достигло 95 % через 31 час после инкубации. В случае использования 5 % супернатанта из штаммов, выращенных на модифицированном MRS агаре (sfcC), возобновление прорастанния спор отмечено через 19 часов,  которое   постепенно достигло 95 % через 35 часов после инкубации. Уменьшение концентрации порошка  супернатанта (sfcN) до 5 % привело к потере ингибиционной способности (см. Рис 5.).

Рис. 5 Прорастание  спор Trichophyton tonsurans на декстрозной  среде Сабуро при рН4 в присутствии: 10 %  или 5 % лиофилизата Lact. reuteri R2; 10 % или 5 % лиофилизата Lact. Reuteri М13; 10 % mMRS агара и ДСС без каких-либо добавок.

Обсуждение

Возрастающие неблагоприятные последствия для здоровья, вызванные инфекционными грибковыми патогенами человека, обозначили необходимость поиска безопасных и новых природных противогрибковых средств, которые могут быть использованы в области медицинской микологии с целью устранения грибковых заболеваний человека. Оцененный пожизненный риск заражения дерматофитией составляет от 10 до 20 % (Noble et al., 1998). Trichophyton tonsurans является важным возбудителем tinea capitis, дерматофитоза кожи головы (Fuller, 2009; Shroba et al., 2009), который часто устойчив к традиционным фунгицидам (Cannon et al., 2009). Большинство противогрибковых агентов, в том числе недавно разработанных, по-прежнему остаются представителями двух основных семейств противогрибковых препаратов – азолов и аллиламинов, в частности итраконазол и тербинафин. Эти пероральные противогрибковые препараты могут быть связаны с потенциальной тяжелой гепатотоксичностью и возможными межлекарственными взаимодействиями (Gupta and Cooper, 2008). Поэтому необходим поиск более эффективных и менее токсичных новых противогрибковых средств, которые преодолели бы эти недостатки. Молочнокислые бактерии долгое время ассоциировались с различными видами противомикробной активности и считаются безопасными из-за их присутствия в ферментированных продуктах, а также из-за их связи со здоровьем кишечника у млекопитающих.

В общей сложности 165 различных изолятов молочнокислых бактерий из различных сред были скринированы на противогрибковую активность, путем распыления суспензии грибковых спор штамма Penicillium по поверхностям агара, на которые затем наносили полосками все 165 изолятов молочнокислых бактерий. В целом результаты скрининга показали, что 20 % изолятов молочнокислых бактерий проявляют противогрибковую активность против этого гриба. Причиной использования Penicillium при первоначальном скрининге было то, что этот плесневой гриб считается более легким и безопасным для работы при обычном скрининге по сравнению со многими дерматофитами. Пять бактериальных изолятов, которые проявили сильную противогрибковую активность против P. expansum, были оценены против Trichophyton tonsurans  и у всех была обнаружена способность ингибировать дерматофит. Одним из этих изолятов был штамм Lact. reuteri R2, который был выбран для дальнейшего изучения. Среди идентифицированных штаммов без противогрибкового эффекта был выбран Lact. reuteri M13 как штамм отрицательного контроля, поскольку он очень похож на Lact. reuteri R2 с точки зрения скорости роста и достижения конечного рН, образующегося в жидкой культуре. Антидерматофитная активность Lact. reuteri R2 была углубленно изучена против штамма Trichophyton tonsurans  DSM12285.

Наличие в среде 10 % лиофилизированного бесклеточного супернатанта полностью ингибировало рост макроконидий F. culmorum. В этом исследовании сообщалось, что противогрибковая активность соединений, продуцируемых Lact. Brevis, была лучше при низких значениях рН, в частности при pH < 5. Обработка протеолитическими ферментами уменьшала активность, направленную против Fusarium, указывая на то, что Lact. brevis продуцировала белковые соединения (Mauch et al., 2010). В случае штамма Lact. reuteri R2, обработка протеиназой K и проназой E не влияли на прорастание конидий Trichophyton tonsurans. Это указывает на то, что белковые соединения не задействованы в антидерматофитной активности. Когда использовали в качестве штамма отрицательного контроля Lact. reuteri M13, очень похожий на штамм Lact. reuteri R2 с точки зрения скорости роста и конечного рН в жидкой культуре, была выявлена очень низкая противогрибковая активность. Это указывало на то, что антидерматофитный штамм Lact. reuteri R2 должен специально продуцировать другие противогрибковые соединения (или продуцировать их на высоком уровне). Таким образом, ни молочная, ни уксусная кислоты, по-видимому, не играют важную роль в наблюдаемой противогрибковой активности. Органические кислоты, продуцируемые лактобациллами и другими лактобактериями, уже давно ассоциируются с антимикробной активностью (Kuwaki et al., 2002; Sjogren et al., 2003; Martirosyan et al., 2004). В дополнение к этому, у лактобактерий ранее описаны дополнительные низкомолекулярные соединения, которые связаны со специфической противогрибковой активностью (Talarico et al., 1988; Niku-Paavola et al., 1999; Lavermicocca et al., 2000, 2003; Strom et al., 2002, 2005; Schnurer and Magnusson , 2005, Ryan et al., 2008).

Вполне вероятно, что такие вещества отвечают за антидерматофитную активность, наблюдаемую в этом исследовании. Описанные в литературе низкомолекулярные соединения, продуцируемые лактобациллами, включают в себя: реутерин, фенилмолочную кислоту, p-гидроксифенилмолочную кислоту (Talarico et al., 1988; Lavermicocca et al., 2000; Strom et al., 2002), циклические дипептиды, такие как цикло (Gly -I-Leu), цикло (I-Leu-I-Pro), цикло (I-Phe-I-Pro) и цикло (I-Phetrans-4-OH-I-Pro) (Strom et al., 2002; Dal Bello et al., 2007; Ryan et al., 2008),  метилгидантоин и мевалонолактон (Niku-Paavola et al., 1999). Колориметрический анализ в этом исследовании показал, что реутерин не обнаруживается в штаммах Lact. reuteri R2 (противогрибковый) и M13 (непротивогрибковый), Lact. brevis JJ2P (противогрибковый) и L1105 (непротивогрибковый), и Lact. arizonensis R13 (противогрибковый) и R14 (непротивогрибковый). Противогрибковая активность в этих бактериях, возможно, связана с комбинацией низкомолекулярных соединений, таких как упомянутые ранее, или аналогичных новых веществ с возможной синергетической активностью, в частности в среде с низким рН. Ведется работа по исследованию диапазона соединений, вырабатываемых этими бактериями.

Дополнительные природные вещества, антидерматофитная активность которых оценивается в других лабораториях, включают различные растительные агенты, такие как эфирное масло Calea clematidea (Flach et al., 2002), гвоздичное эфирное масло из Syzygium (Pinto et al., 2009) и различные органические экстракты Nandina domestica Thunb. (Bajpai et al., 2009). Масло из листьев C. clematidea показало умеренную противогрибковую активность против ряда видов Trichophyton, причем соединение клематеол имеет важное значение в этом наблюдении (Flach et al., 2002). Было также показано, что эфирное масло из бутонов гвоздичного дерева, которое имеет высокое содержание эвгенола, сильно подавляет виды трихофитона (Pinto et al., 2009), как и экстракты N. domestica Thunb., хотя соединения, ответственные за эффект, не были идентифицированы (Bajpai et al., 2009). Однако содержание этих агентов в растениях может варьировать в зависимости от влияния средовых и генетических факторов (Bernath and Tetenyi 1978). В нашем исследовании наблюдались значительные различия в рамках группы молочнокислых бактерий, изученной на противогрибковую активность, возможно, также связанные со средовыми и генетическими факторами. В контексте растительных противогрибковых препаратов сообщается, что некоторые соединения вызывают побочные эффекты у людей. Поскольку молочнокислые бактерии естественным образом присутствуют во многих пищевых продуктах и ​​также связаны со здоровьем кишечника у млекопитающих, возможно, что их противогрибковые соединения не вызывают побочных эффектов у людей, хотя этот вопрос, очевидно, требует дальнейшего изучения. Использование молочнокислых бактерий и продуктов их жизнедеятельности вполне может обеспечить альтернативные подходы к подавлению роста дерматофитных грибов.